Дмитрию Ивановичу звонит его сестра – по совместительству мама оболтуса. — Ты бы присмотрел там за Сашкой-то. Говорят, совсем от рук отбился. — Сашка твой выше меня на голову и в плечах шире…

Лечение синдрома вахтёра…

С моим однокурсником – врачом-эпидемиологом Дмитрием Ивановичем, произошла в недавнем прошлом презабавнейшая история.

Как все белорусские врачи, отучившиеся на бюджете, Дмитрий Иванович прошёл стажировку-интернатуру в областном центре и был направлен поднимать провинциальную медицину в районный городок на юге синеокой.

Работал Дмитрий Иванович, не щадя своих молодых сил и считался в области человеком надёжным и проверенным. Зарекомендовал себя так, что уже через год был назначен заведующим отделом районного ЦГЭ. А так как в наличии у Дмитрия Ивановича не было даже второй категории, то начальство своим приказом отправило доктора в столицу, на учёбу, с перспективой присвоения ему в дальнейшем желанной категории.

Дмитрий Иванович обрадовался учёбе. После стройных рядов печных труб и старинного центра городка, который строили ещё белополяки, он вновь окунулся в жизнь столицы. В бесконечный шум проспекта, в запахи метро, в толпу, которой вечно некогда. Его снова, как в студенчестве, будили в пять утра сонные минские трамваи, а по ночам не давал заснуть храп соседей по комнате общежития.

А надо вам сказать, что в это время в одном из технических вузов столицы учился племянник Дмитрия Ивановича – восемнадцатилетний оболтус Сашка. Ну как учился – изредка появлялся на лекциях между походами в ночные клубы и сетевыми битвами в одну популярную белорусскую игру.

Дмитрию Ивановичу звонит его сестра – по совместительству мама оболтуса.

  • — Димочка, ты в столице надолго?
  • — На месяц точно, а там посмотрим. Главный вроде отпуск обещал.
  • — Ты бы присмотрел там за Сашкой-то. Говорят, совсем от рук отбился.
  • — Сашка твой выше меня на голову и в плечах шире. Как ты мне предлагаешь бороться за его моральный облик?
  • — Но ты ж ему дядя.
  • — Дядя, который едва на шесть лет старше. Пошлёт он меня.
  • — Не пошлёт. Ну что тебе стоит. Поживи с ним в общежитии пару недель, я уже и с комендантшей договорилась. У них в комнате свободная кровать есть. Тебе же всё равно, в какой общаге спать.

Дмитрий Иванович призадумался. С одной стороны общага у племянника блочная, новая, комфортная, а он сейчас живёт в старой, коридорной и сосед-хирург храпит очень. Опять же со старшими сёстрами, которые тебя шваброй по двору гоняли, и в третьем классе, когда Васька Бубнов к тебе драться полез, надавали этому Ваське щелбанов, особо не поспоришь. Да и отношения с племянником вроде дружеские.

С другой стороны – ну его нафиг, это воспитание. Дмитрий Иванович и сам бы в популярную белорусскую игру с удовольствием зарубился бы, насчёт клуба уже не уверен – здоровье не то, но чем чёрт не шутит. Как бы не пропасть в студенческой общаге вместе с родственником. Вздохнул и согласился.

Племянник дяде обрадовался. После серьёзного разговора за рюмкой компота, клялся, что возьмётся за учёбу и обязательно выбьется в отличники. Соседи по комнате молча приняли доктора, как старшего товарища, и через пару дней уже не стеснялись ходить при нём в трусах.

И вот как-то приезжает Дмитрий Иванович с занятий и садится с племянником обедать. Только разложили парящую гречку по тарелкам, как дверь без стука распахиваются и в комнату входят две строгие тётки предпенсионного возраста в белых халатах.

  • — Здрассьте, — растерянно улыбается Сашка. – Гречки хотите?

Тётки шутку не оценили. Достали из-за спины какие-то флаконы и стали по углам что-то разбрызгивать. Из углов запахло чем-то резким и химическим.

  • — А что, собственно, происходит? – насторожился Дмитрий Иванович.
  • — Дезинсекция, — снизошла одна из тёток. – Тараканов травим.
  • — Но простите, мы же в этом помещении находимся. И в данный момент едим.
  • — А что нам ждать, пока каждый студент пожрёт?! – раздраженно огрызнулась вторая тётка. – Так мы до вечера провозимся.
  • — Мы могли бы выйти.
  • — Не сдохнете, — снова уронила тётка.

Дмитрий Иванович, почуяв сотрудников родного ЦГЭ, попытался воззвать к Гиппократу и поднялся было.

  • — Коллеги…
  • — Какие мы, б.., тебе коллеги! – разъярилась тётка.- Сиди, сказала! Мы почти закончили.

Она щедро плеснула из банки в угол, где стояли туфли Дмитрия Ивановича. Комната сразу стала напоминать газовую камеру. Дядя с племянником пулей вылетели в коридор. Следом вышли тётки.

  • — Но послушайте, нельзя же так, — снова возопил Дмитрий Иванович.
  • — Будет ещё меня каждая сопля учить! – фыркнула тётка. – Валя, открывай следующую дверь.

К вечеру газификация общежития была завершена. Студенты нервно курили на лестницах и гуляли по коридорам, пока из комнат через распахнутые форточки выветривалась «дезинсекция». На их жалобы комендантша пожимала плечами.

  • — А что я сделаю? Внеплановая дезинсекция. Они ж с самой санстанции пришли. Тараканов опять же меньше станет.

Тараканов и правда стало меньше. На неделю, пока не выветрились остатки химии, они мигрировали в соседнее здание, а потом вернулись, захватив пленных.
Ещё через месяц Дмитрий Иванович закончил учёбу и вернулся в родной райцентр. Племянник Сашка клялся, что встал на путь исправления, но украдкой оглядывал на стоявший на столе ноутбук.

А дома доктора ждал сюрприз. Оказывается, пока он учился, главного врача повысили и перевели в столицу. И тот, уезжая, предложил молодому специалисту работу под своим крылом. Мол, мы с вами, Дмитрий Иванович в районе сработались, а в столице мне тем более свои люди нужны. Вот так всего через несколько месяцев после учёбы эпидемиолог снова оказался в городе юности.

Так как места заведующего эпидотделом на новом месте работы оказалось занятым, главврач предложил Дмитрию Ивановичу некоторое время поработать зав.отделом дератизации и дезинсекции. Ну вы уже догадались? Беларусь страна небольшая, специальность врача или среднего медработника санстанции штучная. Поэтому первым человеком, которого встретил в своём отделе Дмитрий, была та самая сварливая тётка, которая не дала ему полгода назад поесть гречки.

Они узнали друг друга с первого взгляда (Играет какая-нибудь грустная музыка французских шансонье, или что-то из ковбойских вестернов – на выбор читателя).

  • — Что, жаловаться пришёл, паразит? — мрачно спросила тётка. – Не забыл за столько времени?
  • — Нет, — ответил Дмитрий Иванович, с трудом скрывая торжество. – Я ваш новый зав.отделом. Знакомиться пришёл.

«Это было жестоко, — рассказывал мне потом Дмитрий Иванович. – Нельзя так с пожилыми женщинами. Мне очень стыдно. Казалось, что её сейчас кондрашка хватит».

  • — И что ты сделал? – спросил я.
  • — Сдавали они мне на пару экзамен по технологии проведения дератизации и дезинсекции.

Долго сдавали. И теперь иногда поглядываю за ними. И ты знаешь – идеальные работники. Ни одной жалобы, наоборот, сплошные благодарности. Буду премировать по итогам года.

Теперь я знаю, что синдром вахтёра хорошо лечится шокотерапией.

Пвел Гушинец (© Доктор Лобанов)

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓