-Я не позволю своей внучке расти в детском доме! — сказал мой дедушка, мой самый родной человек…

«Первая моя встреча с дедушкой случилась после того, как я потеряла родителей. Было мне пять лет, я оставалась в садике, а папа поехал встречать маму с работы. Не хочу вспоминать про это, скажу только, что в этот день я потеряла родителей. Дедушку я никогда не видела, папа поругался с ним задолго до моего рождения и они совсем не общались. Бабушка долго надеялась, что сын с отцом помирятся, но так и не дождалась, заболела, слегла и вскоре тоже тихо ушла.

Дедушка остался один в огромном деревенском доме. Он строил его для большой семьи, но не получилось, единственный сын захотел жить отдельно, по этому поводу они и поссорились. Дед приехал сразу же, как узнал про родителей. Я жила у соседки, не знаю почему, но опека не забрала меня сразу в детский дом, на какое то время я осталась с тётей Машей. Она очень дружила с нашей семьёй, и была бы рада забрать меня к себе.

Но тут приехал дедушка. Это был высокий седой старик, с окладистой бородой, достаточно крупный, я рядом с ним казалась воробушком. Был он молчалив, угрюм, но почему то я сразу почувствовала в нём родную душу, нисколько его не боялась и он позволял залезать к нему на колени и гладить пушистую бороду.

Тетя Маша встретила его хорошо, они были знакомы, но давно не виделись. Пока они пили чай на кухне, меня отправили играть в комнату, но я была любознательным ребёнком и просто напросто слушала их разговор, стоя в коридоре, за дверью кухни. Дед говорил, что не позволит, чтобы его единственная внучка жила в детском доме, что в его доме достаточно места для меня.

Тётя Маша поддакивала, но сомневалась, что деду отдадут маленькую девочку, возраст не тот, да и с мальчиком, возможно было бы проще. Долго они разговаривали, я присела на коврик за дверью и под их негромкий говор не заметила, как уснула. Проснулась оттого, что меня несут на руках, открыла глаза и увидела бороду дедушки, которая накрывала меня, как одеяло. Он уложил меня в кровать и прикрыл дверь в спальню.

На другой день мы собирались в дорогу. Дедушка увозил меня с собой в деревню. Тётя Маша охала и причитала, что у неё будут неприятности из -за того, что отдала девочку, но дед успокаивал её и в конце концов мы уехали.

В отсутствие деда за домом просматривала соседка — местная учительница. Дедушка сообщил о нашем приезде и в доме было всё готово к принятию маленького ребенка. Мне приготовили отдельную комнату, там стояла новенькая кроватка, было много игрушек. На столе нас ждал вкусный пирог и молоко, хотя тётя Маша не отпустила нас без завтрака, но в дороге мы проголадались и не заставили себя долго упрашивать. Теперь дедушка рассказывал все подробности Вере Ивановне, они и долго о чём то разговаривали и учительница ушла домой не очень радостная.

Для меня потянулись весёлые, беззаботные дни. Конечно, я скучала по маме и папе, но в силу своего возраста , я не могла оценить весь масштаб горя и поэтому проводила время в играх и забавах. Дедушка окружил меня любовью и заботой, все дела делали вместе. Мы кормили курочек, ходили в луга за коровой, собирали траву для гусей и поросят.

Иногда дедушка куда то уезжал, я оставалась с соседкой, Верой Ивановной, мы читали книжки, рисовали, ходили за ягодами. Дед приезжал сердитый, они опять долго разговаривали с Верой. Сейчас то я понимаю, что дедушка ездил по всем инстанциям, добивался, чтобы внучкку, то есть меня отдали ему. Но всегда получал отказ — возраст, один, без жены.

В последний свой приезд дед был особенно сердит. А на следующий день к дому подъехала машина, из неё вышли три тётеньки в строгих костюмах и после долгих препирательств меня забрали у деда и отвезли в учреждение для сирот. Я всю дорогу плакала, просила отвезти меня обратно к дедушке, но видать строгие костюмы надеваются специально, чтобы придавить сердце и не слышать мольбы маленького ребёнка.

Меня поместили в младшую группу. Я целый день сидела в углу, отказывалась есть, только пила. Нянечки были очень добры ко мне, но перед глазами у меня был дедушка, наш козёл Борька, луг в ромашках, ягодные поляны, куда мы ходили с Верой Ивановной. Я скучала по дедушке даже больше, чем по родителям. Я жила, как в бреду, мало понимала, мало разговаривала, не обращала внимания ни на игры, ни на детей.

Возможно, я была каким то особенным ребёнком и рано поняла, чего я хочу, не забывала дедушку и наш дом. Но, всё проходит, и хоть душа моя была в деревне, я потихоньку стала привыкать к жизни вдали от дедушки. Я подумала, что он про меня забыл, раз так долго не приезжает за мной. Как потом я узнала, дедушка попал в больницу и несколько месяцев лечился. Ко мне изредка приезжала Вера, но я выходила и молчала, я думала, что не нужна никому.

Я стала молчаливой и невесёлой, выполняла что мне говорили, но как робот, без желания и без интереса. Так прошло полгода. А потом за мной приехала Вера Ивановна. Мы были на прогулке, когда я увидела её и у меня закружилась голова от тех эмоций, которые меня переполняли. Я почему то поняла, что этот её приезд изменит мою жизнь.

Как оказалось впоследствии — Вера Ивановна приходилась моему дедушке дальней родственницей, и после моего отъезда пошла по всем кабинетам, с целью взять надо мной опекунство. Именно поэтому она не могла ко мне часто приезжать. Работа, семья, а свободное время она проводила в хождении по кабинетам, собирала документы, что то кому то доказывала, просила и наконец добилась своего.

В детдоме меня никогда не видели такой жизнерадостной! Я готова была обнять всех — добрых нянечек, детей, даже тех тётенек в строгих костюмах. Я хотела стать птицей, чтобы побыстрее полететь к своему, теперь уже навсегда своему дому! Мне казалось, что машина не едет, а ползёт, как черепаха и силы небесные сжалились надо мной. Я уснула!

Проснулась оттого, что машина остановилась. Мы стояли перед домом дедушки, и я не могла этому поверить. Я выбежала из машины, заскочила в дом и увидела деда, который сидел на табуретке посредине комнаты. Он от волнения даже не мог встать, чтобы выйти к воротам. Руки его дрожжали. Он сильно похудел, но Вера сказала, что мы вместе быстро поставим дедушку на ноги.

Я бросилась к нему, обняла и зарылась лицом в его бороду. Когда я подняла глаза, я первый раз увидела, как плачет взрослый, седой мужчина. Слёзы скатывались на бороду и пропадали в ней, я вытирала бороду руками и говорила , чтобы дедушка не мочил бороду, а то мне нечем будет укрыться, когда он снова понесёт меня спать. В конце концов я его рассмешила! Я не могла сидеть на месте, мне нужно было проверить всех — всех! Чтобы все видели, что я вернулась и собираюсь здесь остаться навсегда! «

Всем добра!

 

Источник: www.vranya.net

Панда одобряет :)
Adblock
detector